Загрузка...
Корзина (0)
Ваша корзина пуста!
Моржи и зайцы, святые и крестьяне, пейзажи и мистические гравюры от непревзойдённого Альбрехта Дюрера

Моржи и зайцы, святые и крестьяне, пейзажи и мистические гравюры от непревзойдённого Альбрехта Дюрера

28
0
12 Сентября, 2019

Реформатор живописи, впервые написавший портрет анфас, крупнейший художник западноевропейского Ренессанса, объявший в своём наследии огромное количество изобразительных техник: от «обязательной» масляной живописи и графики до мастерства гравера. Дюрер не только блестящий практик, но и, редкий случай, теоретик живописи, оставивший потомкам наставления в виде трактатов с формулами расчётов, графиками и, само собой, иллюстрациями. Ниже вас ждут лучшие работы мастера: утончённые этюды прирождённого натуралиста, детальнейшие гравюры, проникновенные портреты и самый настоящий дюреровский кукиш!

Рисунок (флора и фауна)

Большая часть современников мастера, особенно итальянских, прославилась в первую очередь величественными полотнами и монументальными фресками на библейские темы. Не стоит думать, что Дюрер не был созвучен эпохе – у него предостаточно крупных полотен и гравюр по сюжетам Библии. Однако, узнаваемым, особенно сейчас, его сделали совсем другие работы. И это редкий случай, когда виртуозность и тщательность не были похоронены «легкомысленным» жанром рисунка. Дюреровский заяц, жук-олень или крыло сизоворонки – не меньше достояние культуры, чем Витрувианский человек Да Винчи. Умопомрачительная точность линий, зоркость глаза, говорящая о удивительной наблюдательности и… свобода, порождающая изящество. Много работая на заказ, Дюрер не вполне мог распоряжаться своими чувствами, воплощая чужие пожелания, но в рисунке ему никто был не указ. Преклонение перед чудесами природы во всём её многообразии, придают взгляду художника нежность подлинного натуралиста.

Гравюра

За свою жизнь мастер создал более четырёхсот пятидесяти (!) гравюр, которые стали для него не только способом постоянного заработка, но и ещё одним страстным увлечением. Именно гравюру принято считать высшим творческим достижением Дюрера. Он стал первым немцем, освоившим как традиционную гравюру на деревянной основе, так и набирающую популярность гравюру на меди. Утилитарная, «нишевая» техника, которая должна была посредством картинок передавать неграмотным суть написанного в книге, стала благодаря Дюреру самоценным видом искусства. Многие издания классических произведений по сей день сопровождают именами художников-гравёров, как например «Божественная комедия» Доре или Апокалипсис Дюрера. Детализация, полутона, объём фигур и предметов, наконец, сюжеты, полные многозначительной таинственности («Меланхолия», «Рыцарь, смерть и дьявол») – вот причина по которой философ Эразм Роттердамский говорил: «Дюреру же можно удивляться ещё и в другом отношении, ибо чего только не может он выразить в одном цвете, то есть чёрными штрихами? Тень, свет, блеск, выступы и углубления благодаря чему каждая вещь предстаёт перед взором зрителя не одной только своею гранью».

Автопортреты и портреты

Может быть подобная последовательность в заглавии может удивить человека незнакомого с творчеством мастера, но только не знатоков и ценителей. И не столь важно, что именно с портретов, написанных для немецкой знати, началась карьера мастера. Дюрер создал множество блестящих портретов, демонстрируя высочайшее мастерство, но именно автопортреты, которые мастер продолжал создавать многие годы (первый был написан им ещё в тринадцать лет) совершили переворот в жанре, впервые продемонстрировав его таким, каким он известен нам. Помимо того, что его усилиями портрет стал «самостоятельным» жанром в живописи, Дюрер впервые изобразил на (авто)портрете человека полностью анфас. Решение было противоречивым и скандальным – прежде так изображали на картинах и иконах только Христа. Молодой и привлекательный художник двадцати восьми лет от роду с длинными волосами и бородкой кажется самодовольным захватчиком, посягателем на «свято место», а авторская приписка о том, что нарисован портрет «вечными» красками, выглядит едва ли не кощунственно. Сейчас даже смешно говорить о подобном, но тогда Дюрер бросил настоящий вызов миру. И победил, конечно.

Пейзажи

Следует откровенно признать, что пейзажи не являются любимым жанром самого мастера или важной вехой в его наследии, но игнорировать их было бы неправильно и нечестно. Порой идеально-прозрачные, порой ярко-лубочные виды городов и природы колеблются между отстранённостью и страстью. Они написаны быстрой рукой, без излишних подробностей и сложнейших полутонов, которых Дюрер умел добиваться даже чёрно-белой штриховкой, но они вместе с этим точно передают настроение самого мастера.


28
0
12 Сентября, 2019
Ваш комментарий будет первым